Выдающиеся личности

Стоим мы слепо пред Судьбою…

К годовщине смерти Ф.И. Тютчева

Почти вся жизнь великого русского поэта и мыслителя Фёдора Ивановича Тютчева (1803–1873) прошла в придворных салонах и на светских раутах; дипломат и государственный деятель, он больше двадцати лет прожил вдали от родины. Тютчев не считал себя профессиональным поэтом и к литературной славе не стремился; в журналы и альманахи его стихотворения попадали лишь благодаря стараниям друзей. Его творческое наследие невелико – немногим более 400 стихотворений, несколько статей и наброски трактата «Россия и Запад». Личность этого человека исключительно высоко оценивали все, кто его хорошо знал; многие современники сознавали, что имеют дело не с простым смертным. Например, Лев Толстой так написал о нём: «Это гениальный, величавый и дитя старик». Однако мало кто тогда понимал, что Тютчев – великий поэт.

Но чем больше времени проходило, тем очевиднее становилось это для потомков.

Юные годы

Фёдор Тютчев родился 23 ноября (по новому стилю – 5 декабря) 1803 г. в родовом дворянском поместье в селе Овстуг, расположенном вблизи Десны, сорока вёрстами выше г. Брянска. Здесь прошли его детство и ранняя юность.

Первоначальное образование Тютчев получил под руководством замечательного домашнего учителя, поэта-переводчика Семёна Раича. Учитель был лишь одиннадцатью годами старше 10-летнего ученика, но сумел передать ему и своё знание классических языков, и любовь к античной и русской поэзии. Позже Семён Егорович так вспоминал Федю Тютчева: «Необыкновенные дарования и страсть к просвещению милого воспитанника изумляли и утешали меня; года через три он уже был не учеником, а товарищем моим, – так быстро развивался его любознательный и восприимчивый ум». Первый биограф Тютчева И.С. Аксаков, муж дочери поэта Анны, сообщает, что Фёдор Иванович с самых ранних лет учился безо всякого напряжения: «Он только свободно подчинялся влечениям своей, в высшей степени интеллектуальной, природы. Он только утолял свой врождённый, всегда томивший его умственный голод».

Уже в юные годы Тютчев приобрёл основательные знания и обладал широкими интересами.

Получив степень кандидата словесных наук Московского университета, в феврале 1822 г. Фёдор Тютчев поступил на службу в Государственную коллегию иностранных дел, а вскоре по рекомендации влиятельного родственника графа Остермана-Толстого получил должность сверхштатного чиновника русского посольства в Баварии. Так в конце июня 1922 г. 19-летний Тютчев оказался в Мюнхене. Окончательно на родину он вернётся только через 22 года.

В Германии

Мысль и поэзия Германии на рубеже XVIII–XIX столетий представляли собой вершину мировой культуры. Для Тютчева, по замечанию писателя и историка Вадима Кожинова, германская культура была прежде всего «образцом истинного “уровня”, истинной высоты той точки зрения, с которой видят мир». В первые же годы пребывания в Мюнхене Тютчев перевёл на русский язык некоторые произведения Шиллера, Гёте, других немецких поэтов. Не меньше поэзии влекла его и философия. Глубокое изучение германской поэзии и мысли окончательно сформировало Тютчева, превратив его в зрелого, самобытного поэта и мыслителя.

Благодаря происхождению и положению в обществе для молодого дипломата были открыты все двери. В Мюнхене он встречался со многими выдающимися людьми: близко сошёлся с поэтом Генрихом Гейне, в течение многих лет общался с философом Фридрихом Шеллингом. Баварский публицист барон Пфеффель, познакомившийся с Тютчевым в 1830 г., вспоминал о нём: «За исключением Шеллинга и старого графа де Монжела (выдающегося многолетнего премьер-министра Баварии), он не находил равных себе собеседников, хотя едва вышел из юношеского возраста».

В Германии прошли лучшие молодые годы Тютчева, здесь он написал половину из дошедших до нас стихотворений. И даже такие шедевры, как «Весенняя гроза», «Весенние воды», «Зима недаром злится» и другие, прочно ассоциирующиеся с русскими пейзажами, были созданы в Баварии.

С Германией Тютчев был связан не только духовно, но и родством – обе его жены происходили из немецких аристократических семей.

Первая любовь

Вскоре по приезде в Мюнхен Тютчев встретил 16-летнюю Амалию фон Лёрхенфельд. Наделённая редкой красотой девушка была внебрачной дочерью прусского короля Фридриха-Вильгельма III и приходилась сводной сестрой другой дочери этого монарха, русской императрице Александре Фёдоровне, супруге Николая I. Пик увлечения Амалией 21-летний Тютчев пережил в конце 1924 года, когда посвятил ей стихотворение «Твой милый взор, невинной страсти полный…» и решился просить её руки. Но по воле родителей красавица связала свою судьбу с другим – с сослуживцем Тютчева бароном Крюднером, обеспечившим ей более высокое положение в обществе.

Отношения Тютчева с этой женщиной длились полвека. Именно Амалия Крюднер в 1835 г. по просьбе князя Ивана Гагарина привезла рукописи Тютчева из Мюнхена в Петербург, куда по службе был направлен барон Крюднер. Гагарин, обнаружив, что ни Жуковский, ни Вяземский, ни Пушкин не знакомы с поэзией Тютчева, немедленно исправил эту ситуацию, и в 1836 г. благодаря его стараниям более 20 стихотворений поэта были опубликованы в пушкинском журнале «Современник».

В 1870 году, через 47 лет после знакомства, встретив Амалию на курорте в Карлсбаде, Тютчев напишет знаменитое: «Я встретил вас – И всё былое в отжившем сердце ожило…»

Исследователь творчества Тютчева В. Кожинов отмечает, что поэт в судьбе этой женщины занимал не меньшее место, чем она в его, и был для неё «ярчайшим воплощением всего того в мире, ради чего вообще стоит жить».

Спутницы жизни

5 марта 1826 г. 22-летний Тютчев неожиданно обвенчался с 28-летней вдовой, матерью троих сыновей Элеонорой Петерсон. Брак этот почему-то долго держали в тайне, что позволяет предположить, будто поэт искал в нём спасения от тоски, вызванной утратой Амалии. Однако первые семь лет этого союза, в котором родились три дочери, стали самым счастливым периодом в жизни Тютчева. Он прожил с Элеонорой 12 лет, до её преждевременной кончины в 1838 г. Потрясённый этой смертью, поэт поседел за ночь, проведённую у гроба жены. Через десять лет после смерти Элеоноры он напишет: «Ещё томлюсь тоской желаний, Ещё стремлюсь к тебе душой – И в сумраке воспоминаний Ещё ловлю я образ твой…»

За несколько лет до смерти Элеонора узнала о новом увлечении мужа. В феврале 1833 г. на балу в Мюнхене Тютчев познакомился с 22-летней красавицей, баронессой Эрнестиной Дёрнберг и её пожилым супругом. Знакомство сопровождалось почти мистической историей: барон Дёрнберг, почувствовав себя плохо, рано уехал с бала, сказав Тютчеву: «Поручаю вам свою жену», а несколько дней спустя умер от тифа, свирепствовавшего в Мюнхене.

Биографы Тютчева утверждают, что из всех женщин именно Эрнестина смогла его наиболее глубоко и полно оценить. Чтобы читать его стихи, она выучила русский язык. После смерти Элеоноры влюблённые поженились. Эрнестина удочерила трёх дочерей Тютчева от первого брака и родила ему ещё троих детей. В отношениях с этой женщиной Тютчев испытал всю полноту любви, в которой было и подлинное духовное взаимопонимание, и огромная страсть. Из сохранившихся 1200 писем поэта почти 500 адресованы Эрнестине. Ради венчания с ней в июле 1839 г. он совершил служебный проступок – самовольно уехал в Швейцарию, бросив посольство. За «длительное неприбытие» Тютчева уволили из Министерства иностранных дел и лишили чина камергера. И только через 6 лет, уже вернувшись в Россию, после долгих хлопот ему удалось восстановиться на дипломатической службе.

Однако поэту для творческого вдохновения, судя по всему, было мало безмятежного семейного счастья. И беспредельно любящей и всепрощающей Эрнестине пришлось пережить 14-летний роман Тютчева с Еленой Денисьевой – последней и самой мучительной любовью поэта. Эрнестина явила при этом и мужество, и благородство.

О, как убийственно мы любим…

Елена Александровна Денисьева происходила из обедневшей дворянской семьи и была на 23 года моложе Фёдора Ивановича. Её свояк вспоминал, что поэт вызвал в ней «такую глубокую, такую самоотверженную, такую страстную любовь, что она охватила и всё его существо, и он остался навсегда её пленником». Стихотворения, составляющие так называемый «денисьевский цикл», – самые яркие и пронзительные в любовной лирике Тютчева. Денисьева родила Тютчеву троих детей, которые носили его фамилию, но были обречены на незавидную судьбу незаконнорождённых. И сама Елена Александровна до дна испила чашу презрения к себе со стороны общества, хотя со временем ей и удалось войти в круг людей, близких Тютчеву. Поэт мучительно переживал неразрешимую жизненную коллизию: испытывая глубокие чувства одновременно к двум женщинам, он был не в силах порвать ни с одной из них и терзался чувством вины перед обеими.

В. Кожинов так объясняет эту ситуацию: «Поэту ни в коей мере не была присуща жажда славы, почестей, власти, тем более богатства и т.п. Но то, что он называл «жаждой любви», переполняло его душу, пронизывая её и восторгом, и ужасом».

В августе 1864 г. 38-летняя Елена Александровна скончалась от чахотки. Отчаяние Тютчева было беспредельным; его старшая дочь Анна, к которой он приехал в Германию через три недели после похорон Денисьевой, нашла его резко постаревшим, «в состоянии, близком к помешательству». Эрнестина Фёдоровна на горе мужа отозвалась  словами: «Его скорбь для меня священна, какова бы ни была её причина». Через несколько месяцев Тютчев написал: «Любила ты, и так, как ты, любить – Нет, никому ещё не удавалось! О господи!.. и это пережить… И сердце на клочки не разорвалось…»

Спустя полгода после смерти Елены Александровны один за другим от скоротечной чахотки умерли и двое их с Тютчевым детей: 14-летняя Елена и десятимесячный Коля.

Тютчев пережил Денисьеву на девять лет. В июле 1865 г. он написал:

Сегодня, друг, пятнадцать лет минуло

С того блаженно-рокового дня,

Как душу всю свою она вдохнула,

Как всю себя перелила в меня.

И вот уж год, без жалоб, без упрёку,

 Утратив всё, приветствую судьбу…

Быть до конца так страшно одиноку,

Как буду одинок в своём гробу.

Последние годы

В апреле 1858 г. Тютчев был назначен Председателем комитета иностранной цензуры. На этой должности, невзирая на многочисленные неприятности и столкновения с правительством, он пробыл 15 лет, до самого конца жизни. В августе 1865 г. Тютчев был произведён в тайные советники – третий чин в табели о рангах Российской империи. Даже в самые тяжёлые месяцы после смерти Елены Александровны поэт не прекращал работать; он трудился и в преддверии собственной кончины. Слова его последней признательности адресованы жене Эрнестине Фёдоровне, на руках которой он умер в июле 1873 г. в Царском Селе:

 Всё отнял у меня казнящий бог:

Здоровье, силу воли, воздух, сон,

Одну тебя при мне оставил он,

Чтоб я ему ещё молиться мог…