Культура

Ритуальные самоубийства Традиции разных народов

Ритуальные самоубийства существовали у многих народов – вспомним хотя бы массовые самосожжения русских староверов, происходившие в XVII–XIX веках. Число участников одного такого самосожжения доходило до 2000; трактовалось это как добровольная мученическая смерть с целью спасения души. Первыми, как показали археологические раскопки, ритуальные самоубийства начали практиковать шумеры. В третьем тысячелетии до н.э. телохранители царя после его кончины выпивали яд, чтобы служить ему и в загробной жизни. Таких воинов личной царской охраны, в одночасье покончивших с собой, могло быть несколько десятков. У кельтов любой, кто достиг 60 лет, считался бесполезным членом общества, способным лишь обременять окружающих. Поэтому, дожив до этого возраста, человек поднимался на «скалу предков» и оттуда бросался вниз, разбиваясь насмерть. Такая скала обычно имелась поблизости от места поселения каждого племени. Наиболее широкое распространение ритуальные самоубийства получили в Азии. Например, в средневековой Японии самым достойным и благородным видом смерти считалось харакири – ритуальное вспарывание живота мечом у самураев. Оно совершалось по приговору как наказание за проступки или же добровольно, если была задета честь воина. Обряд выполняли сидя, опустив верхнюю часть кимоно до колен; тело не должно было упасть назад, это считалось позором. Харакири – самый болезненный из всех способов лишения себя жизни. Стоически перенося мучения, воины таким образом демонстрировали презрение к боли и мужество перед лицом смерти; харакири служило последним доводом в пользу своей правоты и чистоты помыслов. Так, в 1945 г., после того как Япония проиграла войну США в Тихом океане, обряд харакири совершил почти весь высший армейский состав Японии. Многие из этих самураев XX века сотворили это на площади возле дворца императора, чтобы их повелитель знал: они сделали всё, что было в их силах, и не опозорили себя. Закон запретил этот обряд в 1968 г., однако случаи подобных самоубийств отмечаются до сих пор. Например, именно посредством харакири покончили с собой выдающийся японский писатель Юкио Мисима (в 1970 г.) и олимпийский чемпион по дзюдо Исао Инокума (в 2001 г.). В Индии до сих пор, несмотря на строжайший запрет властей, не удалось полностью искоренить обряд сати – ритуальное самосожжение вдов. Традиция, по которой женщина шла в погребальный костёр своего мужа, в открытую бытовала главным образом среди высших каст с незапамятных времён до начала XIX века, пока не был принят закон, признающий сати преступлением. Ритуал изначально считался добровольным, однако на практике вдова часто подвергалась сильнейшему психологическому давлению, особенно со стороны родственников мужа. У некоторых общин считалось само собой разумеющимся, что вдова должна совершить сати – без мужа её жизнь якобы теряет смысл и перспективы. На некоторых сохранившихся рисунках, изображающих этот обряд, можно видеть, что супруга покойника связана; на других вокруг костра стоят люди с острыми кольями, чтобы не дать женщине выбраться из пламени. Последователи религии джайнизм в Индии практикуют обряд саллекхана – доведение себя до смерти путём отказа от пищи и воды. Джайнизм основывается на принципах ненасилия в отношении к окружающему миру. Джайны убеждены, что всякое живое существо имеет душу, которая не менее ценна, чем душа человека. Поэтому нельзя причинять вреда даже крохотной букашке – это то же самое, что навредить человеку. Джайны носят маски, чтобы невзначай не проглотить пролетающую мошку, метут перед собой дорожку веником, чтобы не наступить на пробегающее насекомое, и завершают жизнь ритуальным самоубийством. К исполнению обряда саллекханы приступают, лишь когда достигнут высокой степени духовного развития и когда смерть уже не за горами. Человек, простившись с близкими, с разрешения своего духовного наставника отправляется в уединённое место, где, непрерывно медитируя, сначала перестаёт принимать пищу, а затем отказывается и от воды. Цель такого ритуала – осознанная смерть. Считается, что, ожидая своей кончины без страха, в состоянии умиротворённости, человек обретает больше шансов на следующее удачное земное воплощение