Благое дело

Кто поможет погорельцам?

Пришла беда – отворяй ворота, говорят в народе. Становится жутко от того, как часто эта истина бывает верна.

Татьяна Заболотная из посёперации поднимать что-либо тяжелее 2 кг. Поскольку официально Татьяна трудоустроена не была, никаких больничных и прочих выплат она не получила.

Плечо в трудной ситуации подставил сын Ярослав, который устроился работать на заправочную станцию, пусть и за минимальную плату.

В тот роковой день Татьяна с сыном отправились на рынок за продуктами. Дочери остались дома одни; старшая, 16-летняя Оля, занялась приготовлением обеда. Готовила на печи, поскольку газовый баллон из экономии не покупали. Увлёкшись, девушка не заметила, как дрова прогорели. Боясь не успеть с обедом к приходу мамы, побежала за дровами во двор, а чтоб быстрей разгорелись, прихватила канистру с бензином (брат накануне принёс для бензопилы). Плеснув бензин на дрова, подожгла их, а пластмассовую канистру тем временем держала прямо над печкой. И вдруг канистра в её руках загорелась! От неожиданности Оля её отшвырнула – ёмкость с горящим бензином полетела прямо на порог входной двери. Огонь перекинулся на дверь, ещё миг – и заполыхали обои на стенах, шторы. В ужасе закричала 9-летняя Маша. Но Оля в тот момент испугалась не за себя и не за сестрёнку – ей стало страшно, что мама будет ругаться, ведь лишь недавно на кухне сделали ремонт и купили новый холодильник. И вместо того, чтоб спасаться, девушка стала набирать воду в ведро и тушить пламя. Поняв через какое-то время, что это бесполезно, схватила за руку ревущую Машу, и сёстры наконец выскочили из горящего дома.

В это время их мама как раз возвращалась с рынка. Вызвали пожарных, к приезду которых дотла сгорели кухня и прилегающая комната вместе с мебелью, техникой и посудой.

Ночевать пошли к соседям – хоть сгорел и не весь дом, но при тушении на крышу было вылито столько воды, что находиться в доме стало опасно: в любой момент стены и потолок могут рухнуть, строение держится буквально до первого ливня. Придя к соседям, первым делом начали умываться. Видя чёрные лица и руки своих девочек, Татьяна поначалу не придала этому значения – думала, просто в саже. Но когда вместе с сажей стала слезать и кожа, а Маша пожаловалась, что у неё «всё лицо печёт», стало ясно – девочки получили ожоги.

Из Кривого Озера «скорая» доставила их в Николаев, в городскую больницу №3. Девочкам сделали операции по пересадке кожи; когда младшая Маша узнала, что ей пересадили свиную кожу, долго плакала – таким шоком стало для неё это известие. К счастью, в ожоговом отделении нет зеркал, поэтому девчонки себя не видят. Татьяна всё время находится рядом с ними; признаётся, что старшую дочь собирается показать психологу: Олю буквально раздавило чувство вины, что из-за её оплошности они остались без крыши над головой, пострадала сестрёнка, в огне погибла любимая кошка. Девушка впала в депрессию, повторяет, что лучше бы ей самой тогда сгореть и не мучиться теперь. Кроме ожога 2 степени, у Ольги повреждены дыхательные пути. На медикаменты уже потрачено 6000 гривен – деньги собирали буквально с миру по нитке, сбросились соседи, друзья, одноклассники. Даже одежду девочкам в больницу передали подруги, свои вещи все сгорели.

Что делать дальше, как теперь жить, Татьяна представляет плохо. Огород в этом году не посадили – не до него было, семена все сгорели, а ведь огород – важное подспорье для их семьи. Из больницы возвращаться придётся к соседям, а там своих детей двое. «Но слава богу, что все живы», – повторяет женщина.

Семья Заболотных сейчас в отчаянном положении и очень нуждается в помощи именно сейчас. Даже небольшие пожертвования наших неравнодушных читателей станут поддержкой для этих людей. Перечислить средства для Заболотных можно на счёт, который вы видите вкупоне.