Выдающиеся личности

«Хорошо вспомнить о таком человеке»…

Третьего марта отмечается Всемирный день писателя. Наш рассказ –об Антоне Чехове, одном из самых известных писателей в мире. 

Внук крепостного, родившийся в бедности, в глухой провинции, в малообразованной семье, он сделал блестящую писательскую карьеру. Произведения Чехова переведены более чем на 100 языков; его пьесы больше века не сходят с театральных подмостков всего мира. До сих пор остаются непревзойдёнными чеховское природное остроумие, лаконичность его стиля.
Чтобы понять, какой личностью был Антон Павлович, дадим слово собратьям Чехова по перу – писателям, кто знал его лично или жил с ним в одно время.

Иван Бунин о Чехове
– Чтобы эта сложная и глубокая душа стала ясна, нужно, чтобы какой-нибудь очень большой и очень разносторонний человек написал книгу жизни и творчества этого «несравненного», по выражению Толстого, художника. Я же всей душой свидетельствую пока одно: это был человек редкого душевного благородства, воспитанности и изящества в самом лучшем значении этих слов, мягкости и деликатности при необыкновенной искренности и простоте, чуткости и нежности при редкой правдивости.
– Чехов не болтлив, и он должен был очень любить человека, чтобы говорить ему о своём.
– Он мало ел, мало спал, очень любил порядок. Как ни слаб бывал он порой, ни малейшей поблажки не давал себе в одежде.
– Всегда было много крикливых людей, теперь их особенно много. А он был из тех, о ком сказал Саади: «Тот, у кого в кармане склянка с мускусом, не кричит о том на всех перекрёстках: за него говорит аромат мускуса».
– С самых первых лет студенчества Антон Павлович взял на свои плечи всю семью.
– Злым Чехова я никогда не видал; раздражался он редко, а если и раздражался, то изумительно умел владеть собой. Но и холодным я его не видал.
– Помните слова старого профессора в «Скучной истории»?
«Я не скажу, чтобы французские книжки были и умны, и талантливы, и благородны: но они не так скучны, как русские, и в них не редкость найти главный элемент творчества – чувство личной свободы…»
И вот этим-то чувством личной свободы и отличался Чехов, не терпевший, чтобы и других лишали её, и становившийся даже резким и прямолинейным, когда видел, что на неё посягали.
– Чехова влекли умные и сильные люди.

Корней Чуковский о Чехове
– Трудился он всегда сверх человеческих сил, но очень редко, да и то самым близким людям, говорил о том, как трудно ему бывает писать.
– До последних дней его преследовало недовольство собою, то самое, что в молодости заставило его называть свои пьесы пьесенками, а свои рассказы – дребеденью и вздором.
– Сказавшаяся в его книгах необычайная зоркость ко всяким ущербам, надломам и вывихам воли объясняется именно тем, что сам он был беспримерно волевой человек, подчинивший своей несгибаемой воле все свои желания и поступки.
– Воспитанным называл он того, кто, подобно ему, долгими уcилиями воли сам вырабатывал в себе благородство. В этом самовоспитании, в этой победе человека над своими инстинктами он видел отнюдь не самоцельную психогимнастику, а долг каждого человека перед всеми другими людьми, так как общее благо, по его убеждению, в значительной мере зависит от личного благородства людей.
Выйдя из рабьей среды и возненавидев её такой испепеляющей ненавистью, которая впоследствии наполнила все его книги, он ещё подростком пришёл к убеждению, что лишь тот может победоносно бороться с обывательским загниванием человеческих душ, кто сам очистит себя от этого гноя. И так как два основных порока всякой обывательской души показались ему особенно мерзкими: надругательство над слабыми и самоуничтожение перед сильными, – именно их он и решил истребить в себе начисто. Первый из них в его бесчисленных формах – грубость, заносчивость, чванство, надменность, высокомерие, зазнайство, самохвальство, спесивость – он словно выжег в себе калёным железом, со вторым же справиться было гораздо труднее. Потребовались героические усилия воли, чтобы рождённый в приниженном, скопидомном быту, где кланялись каждой кокарде и пресмыкались перед каждым кошельком, мог выработать в себе такую великолепную гордость.

Максим Горький о Чехове
– Хорошо вспомнить о таком человеке, тотчас в жизнь твою возвращается бодрость, снова входит в неё ясный смысл.
– Он был как-то целомудренно скромен, он не позволял себе громко и открыто сказать людям: «Да будьте же вы…порядочнее!» – тщетно надеясь, что они сами догадаются о настоятельной необходимости для них быть порядочнее. Ненавидя все пошлое и грязное, он описывал мерзости жизни благородным языком поэта, с мягкой усмешкой юмориста, и за прекрасной внешностью его рассказов мало заметен полный горького упрёка их внутренний смысл.

Комментарии

Добавить комментарий